?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

СОН У МОРЯ
Роман




МОЛЧАНИЕ НЕБЫТИЯ

Сначала широкая дорога свободно опускается вниз от колоннады, вальяжно протекая вдоль тучных зарослей кизильника и приоткрывающихся горизонтов моря, потом она ускоряется, врезаясь в склон резвыми поворотами, а от нижнего входа в Никитский Сад несется, струится, еле удерживаясь и заваливаясь под высокими подпорными стенами на худые избитые бока. Дорога спускается прямо в сон.В этом сне должна быть беседка из светлого дуба, увитая плетистой розой и глицинией, выбрасывающей каждый день новые нежные стрелы побегов. Кто-то должен быть счастлив здесь. Или так кажется. И вот он, этот палисадник, и эта беседка. Но нет ни розы, ни глицинии. Нет сирийской сирени, самшита, розмарина, барбариса и бархатцев. Нет даже молодого гималайского кедра, магнолии и ленкоранской акации, сорившей сиреневой шелухой. Вместо всего этого Евгения Петровна видит ноябрьскую московскую грязь в черном периметре бывшего палисадника.
«Что же это?! – ужасается Евгения, - Нет, не может быть! Я сплю!»
Она зажмуривается и уговаривает себя, что сейчас все окажется на месте, стоит только снова открыть глаза, но – нет…
Навстречу выходят садовницы, Галина и Аня. Евгения бросается к ним: «Галя, Аня, что это, что случилось?!!»
- А, что? – пожимают они плечами, переглядываясь в замешательстве, - Так, скоро же осень, Евгения Петровна…
Господи, какая осень, о чем они?! – начало июля только!
Да и разве срубают к осени кедры, что за бред?!
Мучительно ища причины для такой страшной перемены, Евгения, все же, догадывается, что на самом деле спит, и нужно только проснуться. Да, и вот – комната, задернуты шторы, кровать. Но, приближаясь к окну, она снова видит именно то, чего боится и во что отказывается верить: все погибло! Срыто, вырвано, выкорчевано безжалостно, до последней травинки, до колышка, и даже обломков от беседки не осталось…
Нет, и это не было настоящим пробуждением – снова спасительная догадка дарит еще одну надежду…
Ночь неспешно тает, разделяя бесцветность моря и неба первыми слабыми оттенками, намеками света, и морочит Евгению бесконечным повтором дурного видения: все пропало, все пропало, все кончилось!..

Андрей Сергеевич припарковал машину перед домом, заглянув на соседскую половину. Дверь с веранды в гостиную была приоткрыта. Снова вспомнил о том, как впервые взял с прилавка в руки книжку, на которой имя «Евгения Гранде» оказалось автором, а не названием. Вот бы догадаться тогда, что случится познакомиться с этим автором и соседствовать. О чем была книга? Да, так, что-то вроде детективно-любовного романа, или наоборот; сюжет забылся. Там точно было убийство, а героиня его расследовала, переживая в процессе личные драмы.
Тогда жена еще была жива, лежала в больнице. Роман ей понравился. Возможно, Андрей Сергеевич поехал бы в книжный на Арбате и купил бы все вышедшие книжки писательницы с позаимствованным у Бальзака псевдонимом, и попутно выяснил бы, что на тот момент они составляли серию из пяти романов про журналистку, занимающуюся частными расследованиями; и даже, может быть, узнал бы, что авторша прежде, еще в конце развитого социализма, успела выпустить сборник рассказов под своим собственным именем – Евгения Кузнецова… Но стало не для кого и незачем.
Жена умерла девять лет назад, в конце апреля.
Она была ангелом, настоящим ангелом, кротким и наивным. Андрей Сергеевич понял это, когда она уже уходила. Всю жизнь он увлекался яркими женщинами, ему нравились эффектные стервы, и он умудрился не единожды пострадать от «роковой страсти», проживая годы в благополучном браке, о котором попросту забывал. Только после смерти жены он задумался о том, знала ли она? Кажется – нет, не знала. Совесть его была спокойна: он всегда заботился о своей семье. В целом можно сказать, что жена ни в чем и никогда не испытывала недостатка, разумеется, в рамках возможного. Они всегда были обеспечены жильем, по общим меркам – приличным. Почти с самого начала в семье имелся автомобиль. А с девяностых – вообще грех жаловаться. Директорское кресло крупной энергосистемы стало источником очень больших возможностей, воспользоваться которыми Андрею Сергеевичу ума хватило. (Хотя в шутку он говорил, что по возрасту не достало комсомольского задора, чтобы выбиться в олигархи.) Жена успела увидеть Париж, прежде чем умереть, а также Рим, Испанскую Каталонию, Кипр и остров Санторини. А вот в Лондон впервые они с Аленкой поехали уже вдвоем, без мамы.
Но были две фразы,  сказанные женой перед самой смертью, смысла которых Андрей Сергеевич так и не понял. Она сказала: «Я всегда не любила синий цвет. А ты не знал». Иногда они всплывали из памяти, точно был за ними спрятан нерасслышанный упрек. Несколько раз он даже хотел сказать о них Аленке, но так и не сказал. Зачем ей?
Подумав о дочери, Андрей Сергеевич тут же вспомнил о нерешенных практических вопросах: домработница, Интернет и телевидение.
Аленка приезжает завтра. Подключенные здесь местные телеканалы ее не устраивали. Потому Андрей Сергеевич привез из Москвы новую спутниковую карточку, прием каналов с которой нужно еще настроить. Вчера он переговорил по телефону с двумя женщинами относительно помощи по дому. Пока ни одна не согласилась, что означало, видимо, необходимость поднять цену за услуги. А Интернет…
Андрей Сергеевич посмотрел еще раз на открытую дверь соседки в палисаднике.
- Евгения Петровна, Вы дома?...
Никто не ответил. Она, возможно, была наверху, в своей спальне.
Кажется, соседка уже нашла возможность подключения к Интернету – он видел краем глаза экран ее компьютера с узнаваемой панелью поисковика. Она сидела тогда со своим ноутбуком в беседке, стало быть – беспроводной. Да, скорее всего. Телефонии в поселке нет.
Немного подождав и еще заглянув в приоткрытую дверь гостиной, Андрей Сергеевич пошел к себе.

Сидя перед компьютером в своей спальне, Евгения слышала, как сосед звал ее. Но то, что занимало ее сейчас, не позволяло отвлекаться. В конце концов, аккуратно припаркованная машина несомненно означала, что Андрей Сергеевич в ближайшее время никуда уже не поедет, и постучит позже, если есть какая необходимость. А на мониторе ноутбука светилось окошко аськи, в котором выпрыгивали строчки с ником «Diamond»:
-  Что ты делала сегодня с утра? – спрашивал тот, кто так себя называл.
- Ленилась, если честно – отвечала Евгения, и ее строчка поднялась в окно после имени «Atenais» .
Diamond:  А море? Тебе его видно сейчас?
Atenais:  Да. Отсюда, из спальни – да. С первого этажа – нет.
Diamond:  У тебя двухэтажный дом?
Atenais:  Таунхаус. Половинка.
Diamond:  Почему ты не выходила вчера?
Atenais:  Пыталась заставить себя поработать.
Diamond:  Поработать?... (Желтый смайлик в конце строки чесал лапкой свою круглую макушку.) В двух шагах от Черного моря ты пытаешься работать?
Atenais:  Приходится.
Diamond:  Из этого следует, что ты вряд ли офисный клерк.
Аtenais:  Хуже. Я – рабочая лошадь, которая ходит по кругу. (Смайлик засмеялся, прикрывая ладошкой губы.)
Diamond:  Не говори так! У меня возникают неприятные ассоциации.
Аtenais:  Типа?
Diamond:  Женщины-рабочие лошади – это вполне определенный психофизический тип.
Аtenais:  Тебе такие не нравятся?
Diamond:  Хм… А они кому-нибудь нравятся?
Аtenais:  Честно говоря, не знаю. Есть подозрение, что на любой вкус и цвет найдется любитель.
Diamond:  Возможно. Не встречал таких любителей. Но точно, что я не из их числа.
Аtenais:  Теперь я скажу: хм…
Diamond:  ?
Аtenais:  Похожа я на лошадь, на шкаф, или на Одри Хепберн – какая тебе разница? Ты же меня не видишь!
(Аська замерла. Тот, на другом ее конце, видимо, задумался. Минуты через три в правом углу снова возникла надпись «Diamond печатает»)
Diamond:  Есть разница. Если бы я с самого начала не увидел в твоих словах женщину, я бы никогда тебе не написал.
Аtenais:  А разве слова отображают внешность? Разве они – не о том, что внутри нас?
Diamond:  Конечно. Но внешность зависит от того, что внутри. Наши мысли определяют нашу реальность.
Аtenais:  Ты уверен?.. Как много людей отдали бы все за то, чтобы было именно так. Ты ошибаешься, я думаю. Никакие мысли не смогут сделать изувеченного человека здоровым, а старого – молодым.
Ответа не было.
Евгения посмотрела на верхнюю часть окна аськи. Цветок стал красным. Под последней отправленной строчкой значилось, что Diamond не в сети. Подождав меньше минуты, она отключилась и открыла ранее свернутый текст.


«Любое новое средство коммуникации дает человеку все больше возможностей избегать контактов, - подумала Евгения, - Когда-то, освоив речь, люди словами научились скрывать мысли, потом телефон появился, чтобы не брать трубку и не отвечать. А уж нынче!..»
Как забавно, однако: она недавно пыталась припомнить мобильный телефон Кости Вересанова. И ведь не сразу сообразила, что начала искать именно сотовый номер в своем мобильном же аппарате, успела даже подумать, а уж не в старом ли, том, украденном? Как же это за прошедшие годы все в памяти настолько перемешалось?
Конечно, номер телефона она нашла. В записной книжке. Обычный семизначный номер, домашний. Вересанов был москвич из «не-понаехавших», и тогда уже жил в отдельной квартире своей бабушки на Гоголевском бульваре. Евгения слышала, что, вроде, в Москве он теперь почти не бывает, а все больше в Гималаях где-то  и в Париже. Но она рассчитывала на сообщение автоответчика или переадресацию, на возможность надиктовать хотя бы, мол, Костя, это Женя Кузнецова и все такое.
Но ровные долгие гудки ни с кем и ни с чем не соединили. Абонент либо уже не существовал, либо трубку брать было некому.
Еще нисколько не сомневаясь, что найти Костю ей не составит большого труда, Евгения начала обзванивать однокурсников.
- Привет, Это Женя Кузнецова. Не знаешь, как мне сейчас найти Вересанова?
- Хм… да как-то… нет, вроде. Я его с самого третьего курса так и не видел, как отчислили.
- С четвертого.
- Ну, видишь, ты даже лучше помнишь. А зачем тебе?
- Знакомой одной нужно. Для одного хорошего дела.
- Нет, честно, не знаю.

-… Вересанова? Да ну его в задницу. Видел я его лет десять назад. Особого желания общаться не возникло. А что за дело?
- Долго рассказывать. Это для детей из хосписа.
- Понял. Если что узнаю – сразу стукну. Хотя сомневаюсь.

- … Упс, Кузя.... Озадачила. Вот если бы мне понадобился Вересанов, так я бы точно звонил бы как раз тебе! Не, ну я ж с ним не особо контачил, ты помнишь. Только я не понял, а сама-то чё? Давно не общаетесь?
- С девяносто третьего года.
- А чё, поругались?
- Да нет. Как-то само.
- Ага, понял. В кумар ушел товарищ.
- Ну, типа того, да.
- Кузя, ты, знаешь чего... Позвони Петьке. Я тут сейчас почесал репу и вспомнил: Вересанов был в прямом эфире перед выходом последней книжки, я за рулем наткнулся. Примерно это было месяца три назад. Или полгода. Ну, не суть. По-моему, как раз на «Маяке». Номерок Петра сейчас скину тебе по эсэмэс…

- …Женечка, дорогая! Ты думаешь, я шучу, что ли? Не знаю я, как найти Вересанова твоего. И никто не знает, думаю.
- Петр Валентинович, ну эфир же был? Кто вел? Кто там редактор?
- Эфир был, да. Был такой эфир. Но не из студии. Запись. А Костя говорил по телефону.
- Ну? Ты же можешь спросить, кто там на него выходил и связывался?
- Могу спросить, да. Только незачем. Я и так знаю.
- Петь, прекрати издеваться!
- Женечка, я не издеваюсь. Поверь! Понимаешь, никто его не приглашал. Потому что это невозможно. Я уже пытался однажды, лет пять назад….
- И что? Ну, не тяни из меня нервы!
- Ничего.  Пригласить его никуда невозможно. Найти тоже. Неприятный осадок, зато, остался. А в тот раз мне звонил его агент, некто Сухарник.
- Во как. Кучеряво живет Вересанов, оказывается.
- Белая кость, что ты хочешь. С такими-то тиражами.
- Телефон есть?
- Этого агента, Сухарника? Представь, нет. Звонил мне на работу, через секретаря.
- А найти можешь?
- Ну, в принципе… Могу попробовать. Знаю вересановского куратора в издательстве, симпатичная дама. Попытаюсь склонить ее к должностному преступлению в обмен на парочку эфиров для ее графоманов. Только, Евгения, удовольствия от разговора с этим господином ты точно не получишь. Я тебя предупредил, да?

Получив телефон литературного агентства Сухарника, Евгения уже с ощутимым чувством неловкости позвонила сначала своей приятельнице, извиниться за промедление.
- Ну, что ты, Женя, какие извинения. И так тебе спасибо, что пытаешься. Я знаю, что его достать сложно, разве что президента еще не просила.
- А я не ожидала, честно говоря. Подожди, Аня, не расстраивайся! Честное слово, достану я этого мерзавца Костю, рано или поздно. Мне уже самой захотелось с ним поговорить, есть о чем.
- Женя, я расстроена, но не принимай на свой счет, ради Бога. Дело в том, что скоро будет поздно. То есть –  не нужно станет. Этот мальчик, Федя, скоро умрет. Остались дни. Если тебе за это время не удастся найти Вересанова и уговорить его приехать, значит, он умрет, не успев встретиться со своим кумиром. И не подарит ему рукопись своего романа, как мечтал. Как ты понимаешь, мир от этого не рухнет. Федя – не единственный подросток, который умрет с не исполнившейся мечтой.
«Нет уж, - Подумала Евгения, - Пусть лучше этот Федя будет единственным, кто умрет немножко иначе!»
Все дела были отодвинуты в сторону. Просыпаясь, она приступала к поискам Вересанова.

На звонок в агентство Сухарника ответила девушка-секретарь.
- Леонид Геннадьевич не может ответить сейчас. Назовите свой вопрос и номер телефона, с вами свяжутся позже.
- Уважаемая! – Евгения обожала хамить этим обращением неприятным людям, тем более, что большинству из них не хватало эрудиции для распознания такого рода хамства, - Представившись, я назвала вам и свою профессию. Кажется, это избавляет меня от необходимости уточнять предмет разговора. Остальное мне было бы удобнее обсудить с господином Сухарником, а не с вами.
Возможно, дозвониться президенту страны было бы не проще, чем этому литературному агенту, но хоть меньше бы удивило. Разговор состоялся только через два часа.
- Сухарник слушает. Добрый день.
- Здравствуйте. Кузнецова Евгения Петровна, автор женских детективов Евгения Гранде. Я разыскиваю своего друга и однокурсника Константина Вересанова. Не могли бы вы подсказать мне, как с ним связаться?
- Кто дал вам мой телефон?
- Простите, повторю: я автор детективов, Евгения Гранде, член Союза Писателей. Что вы находите странного в звонке литератора литературному агенту?
- Мое агентство не заключало с вами никаких договоров.
- Вы сотрудничаете с моим коллегой, Вересановым. Я свой вопрос уже задала: как мне с ним связаться?
- Какое дело у вас к Константину Олеговичу?
- Личное. Я уже сказала, что я его друг.
- Мне почти каждый день звонят близкие друзья писателя Вересанова, его братья и сестры, бывшие любовницы, матери его детей, а также его собственные родные матери. Не думаю, что каждому из них я должен давать адрес Константина Олеговича по первому требованию.
- Перестаньте валять дурака! Я не представлялась матерью его детей, лично знала его маму, Аду Николаевну, могу сказать, где она жила и когда умерла, и назвать адрес Костиной квартиры на Гоголевском. А, кроме того, на сайте Литературного Института за несколько секунд можно проверить, что мы действительно учились на одном курсе.
- Разумеется, я это уже сделал, Евгения Петровна. Раз вы разговариваете со мной, а не с секретарем. Ладно, так что вы хотите?
- Кажется, я уже это сказала несколько раз. Я хочу связаться с Константином. Мне нужен его телефон или любой контакт.
- Для чего?
- Вы уже спрашивали. Это личное дело, вас оно не касается.
- Уфуфуф… Касается.  Меня все касается. Значит так. Или вы мне говорите, для чего вам вдруг так срочно понадобился Вересанов впервые за пятнадцать лет, или давайте мы закончим этот разговор, Евгения Петровна. Кстати, у него нет телефона. Вообще нет, никакого. А также нет никаких контактов в Интернете, говорю сразу. Так, что?
Скорее всего, этот наглый агент не врал. Что именно Костя, оказавшийся на олимпе литературной славы и при деньгах, постарается устроить себе индивидуальную пещеру поглубже и подальше от мира, такое она себе легко представляла. Все те годы, от дня их знакомства до последних редких встреч, он все больше уединялся, отделялся, терял ко всему интерес, фобии его прогрессировали. Совсем не от экспериментов с психоделиками, как думали многие. Он вообще был такой, по природе. Расширители сознания может чему и способствовали в частностях, но Евгения давно поняла, что Костя  в них особо не нуждался. Не от них зависел прогресс аутизма, потому и пристрастий не возникало. Алкоголь для него перестал существовать еще в студенческие времена, запои и даже просто пьянки прекратились сами собой. Все остальные средства он, можно сказать, всего лишь перепробовал. Словно бы увлекался, удовлетворял любопытство, даже с некоторым азартом и бросал, забывал. Как другие забывают случайных женщин, исчерпав соблазн новизны, или прочитанные второсортные детективы. Конечно, желтая пресса и слухи с редким постоянством объявляли Вересанова конченым наркоманом, нимало не смущаясь второй десяток лет отсутствием внешних признаков такого порока на редкостно здоровом лице кумира интеллектуалов.
Вспомнив последнее фото Вересанова, увиденное в каком-то журнале и мысленно прикинув к возрасту – Костя был моложе ее почти на восемь лет – Евгения подумала, что на самом деле никто не знает, когда сделан снимок. И точно ли Костя выглядит сейчас именно так.
- Хорошо. Я расскажу вам, в чем дело. Но оно действительно очень личное. Потому что мы с Костей были очень близкими друзьями долгие годы. Не любовниками, а близкими друзьями. Мы не виделись пятнадцать лет, я, наконец, хочу с ним встретиться и поговорить. А поводом послужило печальное обстоятельство. В детском хосписе умирает сейчас один мальчик, подросток. Познакомиться с Костей – его мечта. Мальчик читал все его книги, чуть не наизусть цитирует, даже сам написал какой-то там роман. Он умрет на днях. Я хотела попросить Константина Олеговича приехать в этот хоспис. В крайнем случае – позвонить. Это срочно. Вы понимаете?
Сухарник молчал. Через несколько секунд Евгения даже подумала, не прервалась ли связь, пока она говорила, но услышала в трубке что-то вроде вздоха.
- Ладно, - сказал, наконец, тот человек и снова замолчал ненадолго, - Будем считать, что эту душещипательную историю я не слышал. Знаю я, знаю, что вы именно та, за кого себя выдаете, проверил уже. Мое условие: миллион. Готов услышать встречное предложение, но сумма не должна отличаться принципиально.
- Что? – переспросила Евгения, - Какая сумма? Миллион чего?
- Долларов. Американских. Готов обсуждать сумму в долларах, не в евро.
- Леонид Геннадьевич, вы сейчас со мной разговариваете? Или переключались на другую линию? Я не говорила ничего о деньгах. Мне нужно связаться с Вересановым. Не деньги нужны, а Вересанов, понимаете?
- Какие деньги вам нужны, я пока не спрашиваю. Пока я назвал предварительную сумму, в которую обойдется организация встречи с Вересановым. И даже готов ее обсуждать в поисках компромиссного варианта, но не до абсурда, конечно. Догадываюсь, что платить будете не вы лично. Связывайтесь, советуйтесь. Я жду вашего звонка.
- Вы сумасшедший?
- Нет, разумеется. И не стоило на это рассчитывать.

Фиаско. Непонятно, от кого. Непонятно, в чем. Блефовал, конечно, этот Сухарник, мерзкий тип. Рассчитывал на торг? Чтобы согласиться, скажем, на миллион рублей? Перепутал? Ожидал звонка от кого-то другого? Кому может так понадобиться Костя, чтобы платить за связь с ним большие деньги? Непонятно. Но факт: Костю не найти. Никому не удается, и ей тоже не удалось. Их общее с Вересановым прошлое, оказывается, оторвалось от настоящего совсем и навсегда. Кости уже давно не было в ее жизни, как и тех, кто умер. Да и был ли он жив на самом деле, ее «дикий мальчик»? Он ли сам писал все эти книжки, выходившие в последние годы? Ведь уже приходило ей в голову не однажды: а не черновики ли это, составленные в единые тексты другими, неумелыми руками? Да, там были Костины фразы, отдельные Костины мысли, парадоксальные до гениальности, всегда прорезающие поверхность банальных и здравых смыслов до пульсирующей крови. Это он умел – текстом в полстраницы пробить до дрожи, сказав сразу все, для чего прежде были исписаны тома. Но, начиная с романа «Слово небытия» она заметила: что-то сломалось. Небытие показалось болтливым, не дотянуло даже до значительности, необходимой такому образу. Жемчужины отдельных мыслей рассыпались и потерялись в тексте. Не так писал прежний Костя, тщательно их собиравший и нанизывавший одну к одной на нити доступного ему бессмертия.
Почему тогда не нашла его, наплевав на глупую размолвку? Почему не спросила: что с тобой? Как ты живешь сейчас, что изменилось? Не до того было? Понимала, что о ее книжках и того сказать нельзя? И потому не хотела на самом деле ни встречаться с ним, ни говорить?
Да, но она-то писала просто чтиво! Она отодвинула от себя литературу сознательно, просто зарабатывала на жизнь! А то, что писал Костя, должно было считаться литературой. Или нет? В чем разница?
Он стал популярным, даже – культовым, как теперь называют. Его бестселлеры – не просто заработок литературным мастерством. Да, но и она давно штамповала свои поделки не просто для прокорма. Тут разница количественная. Считать ее существенной – это просто завидовать. Не писал Костя ради денег, это она знала. А сама?
Нет, появление на свет детективщицы Евгении Гранде было правильным решением, не стоит теперь сомневаться. Но ведь не остановилась же, когда на жизнь стало вполне хватать! Не закрыла этот «проект», не достала старые черновики, не вернулась к тому, что оставила вынужденно, по обстоятельствам. А он? Как это происходило у него, с ним?
Евгения Петровна нашла у себя старые черно-белые студенческие фотографии с Вересановым и поехала в хоспис. Фотографии она подарила Феде, соврав, что они от Вересанова, который постарается в самое ближайшее время вернуться в Москву с Гималаев. Через два дня Федя умер, и та приятельница, Анна, которая работала в хосписе, вернула все фото. Еще Федя попросил отдать Вересанову, когда тот приедет, флешку – черновик своего незаконченного романа.
- Неожиданно.
Евгения покрутила флешку в руках.
- Что? – переспросила Анна.
- Я представляла себе тетрадки, скорее. Почему-то. Хотя глупо, конечно, какие нынче тетрадки. Или распечатку. На бумаге, в общем.
- А… Нет, я даже никогда не видела, чтобы он писал рукой. У Феди был ноутбук, а вот принтера не было. Так что… Возьмешь? Или отдать родителям?
- Можно скопировать. А они знают, что мы соврали про Вересанова?
- Нет пока. Я не говорила.
- Возьму.

Читать дальше

Comments

( 56 комментариев — Оставить комментарий )
Страница 1 из 2
<<[1] [2] >>
(Удалённый комментарий)
amenais
2 мар, 2010 12:33 (UTC)
Спасибо, Оля. :)
Экстравертом я была в молодости. А сейчас мне все больше хочется уединения.
Конечно, люди интересны - разве я могла бы писать, если бы не интересовалась людьми?

Роман вряд ли будет издан. Есть два человека, которые сильно постарались в этом направлении. Не стоят упоминания. Конечно, можно и за свои деньги издать, но это не то - продавать никто не станет, и рецензировать тоже.
Объективно плохо для современных издетаельств, что текст "перенасыщенный", его не_легко читать местами, не проглатывается. Если здесь найдутся для него читатели - я буду рада.
(без темы) - lidia_skryabina - 24 мар, 2010 16:41 (UTC) - Развернуть
(без темы) - amenais - 24 мар, 2010 16:57 (UTC) - Развернуть
(без темы) - lidia_skryabina - 24 мар, 2010 17:33 (UTC) - Развернуть
(без темы) - amenais - 24 мар, 2010 20:37 (UTC) - Развернуть
(без темы) - ovaleeva - 16 фев, 2011 18:35 (UTC) - Развернуть
(без темы) - amenais - 16 фев, 2011 18:39 (UTC) - Развернуть
(без темы) - ovaleeva - 16 фев, 2011 18:43 (UTC) - Развернуть
katuhinz
26 мар, 2010 23:19 (UTC)
Марина, только что слушала эфир на "Маяке" с Вашим участием, понравилось. Захотела прочитать книгу и... тоже понравилось. Роман хороший. Странно, что не стали печатать. Сейчас, по-моему, печатают ВСЁ. Признаюсь, что до этого о Вас ничего не слышала. Теперь рада, что открыла Ваше творчество для себя. Спасибо.
amenais
27 мар, 2010 00:05 (UTC)
Здравствуйте, Katuhinz!
Я тоже рада.
Главное, что у меня есть возможность опубликовать текст, а у Вас - прочесть. Читайте! На моем сайте полностью выложен еще один роман, рассказы и повести (опубликованные, но вряд ли у вас продавались).
Спасибо! :)
frank53
14 апр, 2010 22:35 (UTC)
Марина, скажите пожалуйста, а где-нибудь есть весь роман одним файлом?
Можете дать ссылку?
frank53
14 апр, 2010 22:49 (UTC)
Извините за лишнее беспокойство, книгу нашел на сайте.
Утро вечера [намного] мудренее :)

Удачи Вам!
amenais
14 апр, 2010 23:37 (UTC)
Извините, не успела ответить - только что увидела оба комментария.
Приятного чтения! :)
denoiser
17 июн, 2010 00:59 (UTC)
Доброго времени суток, нашел Вас в своих, гостях, заинтересовался, читаю, очень нравится. Не беспокойтесь, те кому интересно, те найдут вас, найдут и прочтут, не без удовольствия, надо сказать. А что касается издательств, тут, ну, вы же сами знаете, либо гнать формат, либо "самиздат". Удачи вам и всего хорошего.
amenais
17 июн, 2010 01:08 (UTC)
Да, я зашла к вам из ЖЖ Рэдрика. Здравствуйте. :)

Спасибо, мне приятно почесть Ваш отзыв. :)
Насчет издательств - я не беспокоюсь. Мне ничего не стоит его издать самой, но не это нужно.
Мне хочется, чтобы читали. А как, откуда - не важно.

Кстати, на моем сайте (переход - под профилем) лежит ссылка, по которой можно скачать текст, чтобы не читать здесь с экрана.
(без темы) - a343 - 13 сент, 2010 02:11 (UTC) - Развернуть
(без темы) - amenais - 13 сент, 2010 07:50 (UTC) - Развернуть
evgeny_minin
28 дек, 2010 23:44 (UTC)
С днём рождения, Марина!
Счастья, любви и умных издателей!! :))
taksa_ru
29 дек, 2010 05:10 (UTC)
С днём рождения))))
Будем!
))))
Такса
читатель)
amenais
29 дек, 2010 07:58 (UTC)
Re: С днём рождения))))
Спасибо! Будем - обязательно! :)
galina_vr
1 янв, 2011 09:34 (UTC)
Конечно, ваш роман достоин выйти к широкому читателю - даже отрывок заинтересовывает. Но - давно сама убедилась - что для издания неформата, для получения премий, вступления в союз или привлечения внимания критики необходимым условием являются ОТНОШЕНИЯ в литтусовке.

Оффтоп. Зашла к вам сегодня, загадав (при своей склонности к легкой мистике), что зайду к последнему, сотому для бесплатного аккаунта, гостю своего журнала - им оказались вы.
amenais
1 янв, 2011 11:18 (UTC)
Да, я заходила к Вам. :)
С Новым годом! :)

Спасибо. Если заинтересовал текст - пожалуйста, скачивайте, читайте: всё выложено в свободном доступе.

Вообще-то, я член СП уже 13 лет.
Но роман действительно "неформатный". Не любовный, не дамский, не детектив, не фентези... Это такое размышление о жизни и смерти.
А "12 лун" "стилизован" под дамский роман, потому с ним было проще.
Удачи Вам в Новом году!
ovaleeva
16 фев, 2011 18:04 (UTC)
Вот интересно - они как-то объяснили что такое "неформат"? Нам тоже самое твердят - хотелось бы выяснить, что имеется в виду.
amenais
16 фев, 2011 18:34 (UTC)
В данном случае (и в похожих), я думаю, речь идет о несоответствии спросу.
Издатель не знает, как представить текст, чтобы его продать.

Понятно, как представлять и продавать "серийные" романы с "переходящими" героями, любого жанра - "наконец-то вы узнаете что дальше происходило с люсей дудкиной и инспектором NN"
Понятно, как представлять и продавать уже популярных авторов и всякие откровения публичных персон.
На худой конец, если жанр определён - фентези или ЛР - можно представить как нового автора в "любимом всеми" жанре. Хоть что-то продастся.

Но невозможно продать книгу, представив ее как "непохожее ни на что".
(без темы) - ovaleeva - 16 фев, 2011 18:38 (UTC) - Развернуть
(без темы) - amenais - 16 фев, 2011 19:13 (UTC) - Развернуть
(без темы) - ovaleeva - 16 фев, 2011 19:15 (UTC) - Развернуть
ovaleeva
16 фев, 2011 18:33 (UTC)
Неожиданно промахнула все начало. Пошла читать продолжение.
amenais
16 фев, 2011 18:35 (UTC)
Приятного чтения! :)
(Можно скачать, в верхнем посте есть ссылка.)
(без темы) - ovaleeva - 16 фев, 2011 18:40 (UTC) - Развернуть
(без темы) - amenais - 16 фев, 2011 19:14 (UTC) - Развернуть
very_no
4 июн, 2012 07:01 (UTC)
Простите за читательский совет... / Вы много пишите. Поэтому,наверное, Вам непросто заметить излишние пространности в описании,например, приморского пейзажа. К тому же во сне. Очень много деталей. Вы боитесь,что читателю будет трудно представить себе пейзаж во сне? Но Вы вспомните свои сны: никогда не запоминается много деталей; запоминается самое броское,что усиливает впечатления; в памяти остаётся - широта пространства,если трудно принять решение, или его замкнутость, его закрытость и стеснённость, когда трудно или не знаешь,как поступить.Резвые повороты,глицинии,нежные стрелы побегов, дорога, которая ускоряется (во сне это бывает только в опасной ситуации, при угрозе, а в остальных случаях - всё,наоборот,замедляется)./ От начала,от первого абзаца многое зависит. И первое чувство заинтересованности читателя, и даже,бывает, стиль всей будущей вещи. Очень важно - без длиннот. "Дорога спускается прямо к морю. Широкая и свободная, она спускается прямо в сон. ...Где-то здесь,на берегу, должна быть беседка из дуба". Немного корявенько,но то, -на что намекаю... У Вас же описание - для экскурсии./ Но у Вас,мне кажется, должно получаться хорошо.Но безжалостно убирайте лишнее. Как можно меньше повторяемости синонимов, меньше описательных сравнений. Не бойтесь,как говорил Чехов, быть краткой.Вы сразу вырастите в мастерстве,вырастите в своей увренности. / Платонов начинает повесть: "Тихо было в уездной России". Хемингуэй роман: "Дом был построен на самом берегу океана.Он был построен крепко,как корабль,и выдержал три урагана". Всё - читатель в плену! Думаю, Вы со мной согласитесь, что лучше сократить повесть в десять раз,чтобы вышел хороший рассказ,Чем размыть рассказ до плохой повести... Желаю Вам успехов.Думаю,у Вас многое получится.
n_wiljam
26 июл, 2012 00:02 (UTC)
Контрабанда
Вот Вы пишете, марина: роман вряд ли когда.... А между тем, в ваших краях водится такой karakovski - владелец издательства Контрабанда.
http://karakovski.livejournal.com - полюбопытствуйте, вдруг сварится интересная каша? Я бы этот роман купил и в электронном виде, так ведь не продают нигде! И даже автор, красотка такая, в стол заныкала и не показывает никому ;))))Если сделаете текст анонса для Фэйсбука, у меня там в друзьях несколко финских издателей, работающих на русский рынок. Тепло или горячо?
amenais
26 июл, 2012 00:09 (UTC)
Re: Контрабанда
Краковский давно в моей френд-ленте. И до сих пор не проявлял к роману никакого интереса. :)

А зачем роман покупать в электронном виде, если его можно бесплатно скачать? Вот здесь, на моём сайте: http://mshapovalova.ru/
У меня на Фейсбуке нет аккаунта. Финские издатели - это интересно, спасибо за предложение. Но я не думаю, что сейчас вообще кому-то имеет смысл издавать нераскрученных авторов. Книжный рынок в процессе слома. Что будет дальше, куда и как он станет расти - посмотрим.

Edited at 2012-07-26 00:10 (UTC)
Re: Контрабанда - n_wiljam - 26 июл, 2012 00:23 (UTC) - Развернуть
Re: Контрабанда - amenais - 26 июл, 2012 00:26 (UTC) - Развернуть
ledenjuli
18 сент, 2012 03:13 (UTC)
Здравствуйте, Марина!
Прочла ваш роман. Язык лёгкий - начала читать, и не заметила как втянулась. Единственное, что не очень восприняла - "роман в романе", который пишет героиня. Но тут, возможно, лично мои заморочки - вообще не понимаю, когда вторая, виртуальная, жизнь становится первой. Потому описания приключений виртуальных персонажей показались несколько надуманными. Местами читала эти куски "по диагонали".
А вообще - грустная история. Подумалось, что роман этот о тотальном одиночестве, отчуждении. Не только главная героиня одинока, но и её соседи по таунхаусу - каждый сам по себе. Но если Евгению покалечили в юности, и она несёт через жизнь эту травму, то кто покалечил преуспевающего бизнесмена и его дочь?
Печальный финал - Евгения осталась среди виртуальных персонажей, призраков. И сама она тоже - всего лишь персонаж, известная людям только под псевдонимом. И, наверное, не случайно, что под своим именем она пишет именно "виртуальный" роман - её реальной жизни словно бы и не существовало. Никаких связей. Всё оборвано. Пустота.
Есть о чём подумать. Спасибо!
Кстати, по ссылке fb2 с сайта скачивается в архиве повреждённый файл. Пришлось загружать rtf.
Спасибо вам ещё раз за хорошее чтение!


Edited at 2012-09-18 03:33 (UTC)
amenais
18 сент, 2012 21:51 (UTC)
Спасибо, Юлия! :)
Вы, очевидно, человек много и внимательно читающий, Ваш лестный отзыв дорогого стоит.
Да, роман, конечно, об одиночестве как свободном выборе личности (отчуждении). И о смерти.
Файл исправим, спасибо, что сообщили.
(без темы) - ledenjuli - 19 сент, 2012 03:53 (UTC) - Развернуть
(без темы) - amenais - 19 сент, 2012 09:48 (UTC) - Развернуть
(без темы) - ledenjuli - 19 сент, 2012 10:22 (UTC) - Развернуть
(без темы) - amenais - 19 сент, 2012 10:32 (UTC) - Развернуть
(без темы) - ledenjuli - 19 сент, 2012 10:37 (UTC) - Развернуть
(без темы) - amenais - 19 сент, 2012 10:53 (UTC) - Развернуть
(без темы) - ledenjuli - 19 сент, 2012 11:10 (UTC) - Развернуть
(без темы) - amenais - 19 сент, 2012 22:27 (UTC) - Развернуть
(без темы) - ledenjuli - 20 сент, 2012 03:32 (UTC) - Развернуть
berest
30 дек, 2013 12:38 (UTC)
Поздравляю с днём рождения! Желаю мира и согласия с самой собой ) И множества хороших, но второстепенных вешей, не вошедших в предыдущее пожелание )
amenais
30 дек, 2013 13:18 (UTC)
Спасибо!
И Вам - всех хороших пожеланий к наступающему году!
Страница 1 из 2
<<[1] [2] >>
( 56 комментариев — Оставить комментарий )

Profile

amenais
Марина Шаповалова
Шаповалова.Ру

Latest Month

Декабрь 2015
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Метки

Разработано LiveJournal.com
Designed by Haze McElhenny